Курский Знаменский монастырь
(до 1917 г.)
По материалам журнала "Известия ЮЗГУ. Серия История и право" (www.swsu.ru/izvestiya/serieshistory)
Рейтинг@Mail.ru

ПРОВЕДЕНИЕ ОСНОВНЫХ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ РАБОТ НА ОСВОБОЖДЕННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ В ДНИ КУРСКОЙ БИТВЫ (5 ИЮЛЯ — 23 АВГУСТА 1943 ГОДА)

УДК 94/99

О. Н. Аргунов, аспирант, Курский государственный университет (e-mail: argunovoleg-poet@mail.ru)

ПРОВЕДЕНИЕ ОСНОВНЫХ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ РАБОТ НА ОСВОБОЖДЕННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ В ДНИ КУРСКОЙ БИТВЫ (5 ИЮЛЯ — 23 АВГУСТА 1943 ГОДА)

Курская битва является переломным моментом в ходе не только Великой Отечественной войны, но и Второй мировой войны в целом. Однако помимо военных сражений, развернувшихся на территории Курской области, было еще одно, меньшее по своим масштабам, но не менее важное по своему значению: битва за многострадальный урожай 1943 года. Победа в ней была крайне важна не только для социальнохозяйственного положения региона и его населения, но и для партийно-государственного строительства, активно развернувшегося на территориях районов, освобожденных от немецкой оккупации.

В данной статье освещаются ход наиболее важных для  данного  периода  времени (июль-август 1943 г.) сельскохозяйственных работ (уборка зерновых культур, подъем паров, проведение осеннего сева, заготовка кормов и др.), результаты их проведения, а также показано то, как они повлияли на дальнейшую партийно-государственную политику восстановления аграрной отрасли курского региона.

На широком круге архивных источников, многие из которых впервые вводятся в научный оборот, на конкретных исторически достоверных примерах показано положение курских  колхозников  и колхозов в летний (наиболее напряженный, сложный и важный) период сельскохозяйственных работ, а также влияние боевых действий на их ход; раскрываются особенности восстановления аграрной отрасли Курской области в первые полгода после освобождения и его результаты.

Ключевые слова: Великая Отечественная война, Курская битва, Курская область, сельскохозяйственные работы, уборочная кампания, осенний сев, заготовка кормов, восстановительные процессы.

Проведение одной из крупнейших в мировой истории военно-стратегической операции — Курской битвы — по времени (июль–август 1943 г.) совпало с наиболее напряженным периодом сельскохозяйственных работ: начиналась уборка основных культур, полным ходом шла подготовка к осеннему севу зерновых, активно велась заготовка кормов для скота на время стойлового периода. Учитывая, что еще до начала войны Курская область была одним из крупнейших аграрных регионов Советского Союза, задача успешного выполнения всех вышеперечисленных и еще многих других сельскохозяйственных работ была ключевой не только для партийных и советских властей, как важнейшая составляющая агитационнопропагандистской политики Советского государства, но и для обычных мирных жителей области ввиду остроты продовольственной проблемы. Ведь от успешности ее решения зависела их  жизнь  в зимний период в тяжелейших условиях послеоккупационной военной разрухи.

Однако и без того близкое к катастрофическому положение курских колхозников, в конце зимы освобожденных из-под немецкого ига, было осложнено развернувшимися на значительной территории области военными действиями. Особенностям проведения сельскохозяйственных работ в этих непростых условиях и посвящена настоящая работа.

Отметим, что весенний сев на освобожденных территориях области прошел вполне успешно: к 20 июня колхозами региона было посеяно 435,0 тыс. га, или 86,3%, к правительственному плану в 504,0 тыс. га [2, д. 4, л. 16]. Отставание по срокам сева было обусловлено острым недостатком механической тягловой силы, а имеющаяся в наличии живая физически не могла справиться с установленными объемами работ: по данным 47 районов из 16 482 имеющихся рабочих лошадей использовалось на полевых работах 13 200, или 81,0%, на них было вспахано порядка 81,0 тыс. га, закультивировано 19,3 тыс.  га,  забороновано 71,0 тыс. га, а также посеяно под конные сеялки 61,3 тыс. га; при этом средняя нагрузка на одну лошадь составляла в мягкой пахоте 8,5 га. В то же время из имевшихся 160,0 тыс. коров колхозников на полевых работах участвовало около 93,0 тыс., или 58,0% (тогда как обкомом партии планировалось привлечь не менее 200,0 тыс. коров колхозников для обеспечения половины потребности в живой тягловой силе [2, д. 3103, 2, л. 6–7]). На коровах было вспахано 98,0 тыс. га, закультивировано 41,0 тыс. га, забороновано 247,0 тыс. га и посеяно 57,0 тыс. га. Средняя выработка на одну корову в мягкой пахоте составляла  1,7  га  [1,  д.  4, л. 16 об.]. Также во время весенних полевых работ широко применялось ручное вскапывание почвы: по данным 36 районов для этого вида работ было привлечено 82 737 человек, которыми было вскопано 12 245 га [Там же]. Всего же по итогам весеннего сева и с учетом озимых посевов  1942  г.  подлежало  уборке  892,0 тыс. га [2, д. 3409, л. 9].

Стоит заметить, что завершение весеннего сева в 1943 г. практически совпало с началом уборочной кампании: так, 10 июня в колхозе «1-е Мая» Обоянского района сев яровых зерновых  культур только закончился, а 25 июня в колхозе «Новая деревня» того же района уже заканчивали подготовку к предстоящей уборке урожая [3, л. 304, 306]. Это говорит, прежде всего, о достаточно сложном материально-техническом обеспечении весеннего сева, а также о плохой организации труда в некоторых колхозах, связанной с отсутствием контроля со стороны земельных органов и партийных организаций районов. Приведем еще один пример: прополка посевов как одно из важнейших агротехнических мероприятий в Старооскольском районе, в частности в массиве Салтыковской МТС, была пущена на самотек, а связано это было, в первую очередь, с тем, что «безучастно смотрят на это в райземотделе. Работники райзо вместо деловой организации борьбы с сорняками занялись собиранием сводок. В колхозах нет даже планов прополочных работ» [4].

Помимо вышеперечисленных сложностей, уборка основных зерновых культур в области также совпала с началом Курской битвы и, кроме трудностей, вызванных близостью линии фронта и дислокацией на территории освобожденных районов воинских частей, был еще целый ряд факторов, который затруднял проведение уборочной кампании.

Во-первых, это неудовлетворительное состояние уборочной техники. Так, на 1 июля 1943 г. (т. е. непосредственно перед началом уборки ранних яровых) из 679 имевшихся в 133 МТС комбайнов было полностью отремонтировано только 129, или 19,0% от общего числа, помимо этого было отремонтировано еще 210 машин, но они были не укомплектованы необходимыми деталями. Помимо всего прочего плохо обстояло дело и с ремонтом тракторов: из 3 084 имевшихся полностью отремонтировали 2 477. Такого количества уборочных комбайнов и техники было явно недостаточно, поэтому основная тяжесть работ возлагалась на самих колхозников: было подготовлено 25 118 ручных кос (позднее было завезено еще 15 000) и прочего ручного инвентаря [2, д. 2954, л. 114–114 об.].

Во-вторых, отвлечение значительного числа сельского населения на оборонительные и другие работы, связанные с развернувшимися военными действиями: при общем сокращении наиболее активного трудоспособного населения освобожденных районов (в большей степени мужчин) в среднем на 30,0–35,0% (а в некоторых районах намного больше: в Дмитровском трудоспособное население сократилось на 48,0%) за пределы области  было  мобилизовано  на   стройки 18 000 чел. и 6 000 еще подлежало мобилизации, а на оборонительные работы и восстановление железных дорог было направлено 47 000 чел. [1, д. 4, л. 430]

Однако   недостаток   рабочей   силы было решено компенсировать за счет дополнительной мобилизации неработающего сельского и городского населения, части служащих и школьников 6–10-х классов [5, д. 14, л. 83–83 об.]. И хотя в некоторых районах данное мероприятие провалилось или же не проводилось вовсе, как, к примеру, в Велико-Михайловском районе было мобилизовано на работы только 250 чел., в Тимском и Фатежском не мобилизовали ни одного человека [5, д. 14, л. 83–83 об.], в то же время в городской среде оно нашло поддержку: больше ста добровольцев, среди которых преимущественно были женщины, из Кировского района города Курска были направлены на работы, связанные с уборкой урожая, в близлежащие колхозы [4]. Ко всему прочему, активно на уборке урожая место мужчин на самых тяжелых работах, таких как ручная косовица хлебов, заняли  представительницы слабого пола, например, в колхозах Коровинского и Орлянского сельсоветов Солнцевского района их обучили косить ручными косами еще на весеннем сенокосе [6].

В  целом,  уборка  ранних  зерновых началась довольно рано: первый хлеб начали убирать еще 13 июля в колхозе «Власть Советов» Ленинского (сельского)  района,  где  за  один  день  вручную скосили 4 га [7], а уже в течение недели она была развернута практически на всей территории области, несмотря на то, что во многих местах шли серьезные бои. К примеру, 18 июля массовая косовица началась в Беловском районе [8, л. 5–8 об.]. Здесь же стоит отметить и то, что на уборку вышло практически все сельское население Курской области. Приведем несколько примеров.

Помимо активно работающих на косовице хлебов женщин, многие из которых показывали примеры настоящего трудового героизма, как то Анастасия Борзыкина и Анна Старикова из колхоза имени Ворошилова Генеральшинского сельсовета Дмитриевского района, скашивавшие в день по 0,60–0,65 га каждая [9], за косы взялись престарелые, инвалиды и даже глубокие старики. «В колхозе “Победа”, Велико-Михайловского района, вместе с молодыми косарями вышел на косовицу хлеба 88-летний Иван Иванович Плужник. В первый день он выкосил полгектара. Испытав силы, патриот потребовал отвести ему отдельный участок в 3 гектара и обязался выкосить его за неделю. Колхозник Можайского колхоза П. Т. Денисов — инвалид косит  в день  по  0,50–0,55   гектара.   65-летний Г. Н. Швец в артели “Красное знамя” за день выкашивает по гектару хлеба» [10].

Помимо всего прочего, уборкой зерновых также занимались железнодорожники: коллектив вагонного участка станции Курск обязался убрать 100 га посевов и за 4 дня вагонщики выкосили 80 га зерновых; а в прифронтовых колхозах косы в руки взяли и военные: практически полностью ими были убраны посевы в Краснояружском, Сажновском, Томаровском, Ракитянском,  Шебекинском  районах [1, д. 18, л. 142], а также активная помощь оказывалась ими  и  колхозам других районов [10].

Хотя работы во многих колхозах по-военному шли дружно и слаженно, некоторые сельхозартели явно отставали с уборкой, что сильно вредило урожаю. Так, в колхозах «Путь вперед», «2-я Пятилетка» и «1-е Мая» Беловского сельсовета Беловского района к 8 августа  из 493 га, подлежащих уборке, убрали только 408 га, из которых 114 га было заскирдовано [8, л. 15 об.]. В Солнцевском районе уборку и вовсе пустили на самотек [12], а в  некоторых колхозах Тимского района скошенные хлеба не заскирдовали и они намокли под дождем, что нанесло большой ущерб уборочной кампании района [13].

Важно отметить, что в целом по Курской области и по большинству районов уборка зерновых культур проходила достаточно быстро и слаженно, чему явно способствовала угроза новой оккупации. К сожалению, в архивных фондах двух центральных архивов Курской области не отложились документы, в которых была бы представлена общая картина уборки зерновых в июле–августе 1943 г., однако имеются сведения по отдельным районам, например, по Большесолдатскому, где к 25 августа убрано озимых и яровых зерновых культур 14 061 га, заскирдовано 13 734 га, обмолочено 5 102 га, с них намолочено хлеба 25 202 ц. Колхозы приступили к уборке гречихи и выборочным путем проса; сдано хлеба государству 9 170 ц [1, д. 5, л. 5].

Однако важнейшим итогом уборки зерновых культур по Курской области летом 1943 г. следует отметить не сравнительно успешное для военного времени ее проведение (большая часть урожая была убрана в лучшие агротехнические сроки), а закрепление звеньевой системы как ведущей формы организации труда в колхозах и повсеместное введение индивидуальной сдельщины как способа улучшения работы колхозников. Данная тенденция была обусловлена тем, что давала видимые результаты в достаточно короткие сроки.  В исторических источниках по исследуемой проблеме сохранилось множество примеров положительного влияния на организацию труда введения звеньевой системы и индивидуальной  сдельщины.  Вот  один  из  них: «Как правило, несравненно лучше обстоит дело там, где участки закреплены за звеньями. Звеньевая система полностью доказала свое право на жизнь. И наоборот, там, где в бригадах не созданы звенья, где все работают вместе, — там заметно слабее ответственность колхозников за работу, хуже дисциплина, ниже производительность труда. Вот несколько примеров.

В колхозе “Красная звезда”, ВеликоМихайловского района, урожай на закрепленных за ними участках убирают сами звенья. Каждое звено состоит из трех косарей и такого же числа вязальщиц. Здесь была проведена средняя выработка косаря на день. Она составила 0,50–0,55 гектара. Это превышает норму выработки.

В другом колхозе того же района – “Новый путь” — звеньев нет, работают побригадно. Здесь 8 косарей-мужчин выкосили в среднем за день по 0,33 гектара.

Работа побригадно — это обычно работа скопом. Вот как это выглядит на практике, например, в колхозе “Пионер”, Стрелецкого района. Здесь в одном  загоне работает до 20 косарей. За каждым из них идет по две вязальщицы. Выработка косарей низка, многие не выполняют нормы. А это задерживает и труд вязальщиц. Ясно, что при такой работе уборка затянется, урожаю грозят потери.

Наиболее правильную звеньевую организацию труда передовые колхозы дополняют индивидуальной сдельщиной в звене. И это мероприятие нужно целиком одобрить, как повышающее ответственность колхозника за труд и, следовательно, поднимающее выработку.

В  артели   “Революционный  путь”, Ново-Оскольского района, индивидуальная сдельщина введена во всех звеньях. Каждый косарь и закрепленная за ним вязальщица получили задание — выкосить и связать рожь с 2,70 гектара. Отведены участки, установлен срок. Результат такой: большинство косарей и вязальщиц ежедневно вырабатывают по полторыдве нормы» [13].

Не менее важным видом сельскохозяйственных работ в июле–августе была заготовка кормов на зиму для скота. Большая работа была проделана курскими колхозниками еще в июне, когда была заготовлена основная масса сена, однако и в эти дни корма заготавливались не меньшими темпами. В частности, активно велась закладка силоса, и здесь обязательства по выполнению этого важнейшего мероприятия взяла на себя молодежь.

Еще в конце июня 1943 г. во многих колхозах области развернулось соревнование в комсомольско-молодежной среде за массовую заготовку сочных кормов. Практически сразу появились лидеры: молодежь колхоза «Искра» Валуйского района (36 человек) обязалась засилосовать 1 000 т силоса, и за несколько дней смогла заложить 485 т этого ценнейшего корма, причем 300 т было засилосовано за счет собранных с полей сорняков [14]. Почти столько же на начало июля было засилосовано и молодежью Бесединского района — 500 т [15], а к 13 июля молодежь

Ясеновского района заготовила 1 516 т силоса, тем самым выполнив план по району на 103% [7].

В общем ситуация с заготовкой кормов, в частности сочных, в Курской области в период проведения Курской битвы была  весьма  неплохой:  на   1   августа 12 районов полностью выполнили планы заготовки силоса, а два района перевыполнили план более чем в два раза: Беловский — 231% к плану, Тербунский — 225% [16]. Но в то же время отметим, далеко не во всех районах заготовка кормов шла столь же ударными темпами, к примеру, в Солнцевском районе план силосования на ту же дату был выполнен на 34%, Беленихинском — на 38%, Валуйском — на 56% [Там же]. Практически во всех районах области ключевую роль в заготовке кормов играли  комсомольскомолодежные звенья. Здесь же также стоит указать на то, что в дальнейшем силосование кормов стало для комсомольцев почетной обязанностью, которую они выполняли на протяжении последующих военных и послевоенных лет.

В то же время продолжалась  заготовка и грубых кормов. Так, колхозы Бесединского района полностью выкосили свои луга. При плане 2 600 га выкошено 2 840 га за счет трав на паровых полях, что практически полностью обеспечило колхозный скот кормами на зиму [17].

Не менее ударными темпами прохо-

дили как подготовка к осеннему севу, так и собственно сам сев озимых культур. В первую очередь была активно развернута вспашка пара, в которой участвовало большое количество населения — от школьников до стариков.

В    Щигровском    районе    учащиеся

Озерской неполной средней школы № 1 принимали активное участие во вскапывании паров, многие из них за несколько недель заработали по несколько десятков трудодней, например: Ваня Картомышев выработал 46 трудодней, Сергеева Валя и Сергеев Володя — по 30 трудодней [5]. «В том   же   районе   колхозы   Никольского

сельсовета вспахали 400 га пара. Артель имени Калинина, Чернявского сельсовета, подняла 104 га. Здесь полностью используют на вспашке тракторы, лошадей, коров. В артель “Путь к социализму” в поле работает больше 30 колхозников со своими коровами. Подростки И.  Малышев, Н. Никитин, И. Бесчастных и другие при норме 0,20 га вспахивали в день до 0,25 га» [18].

«За  отца,  за  мать  16-летняя  Настя

Кузнецова мстит ненавистному врагу неустанным трудом в своем колхозе “Садовод”, Больше-Троицкого района. Она уже выработала 138 трудодней. Сейчас Настя пашет на корове по 0,30 га пара, показывая, как и на других работах, пример всей молодежи колхоза» [6].

А уже в начале августа в некоторых

колхозах приступили к севу озимых. Например, «7 августа часть колхозов Обоянского района приступила к севу озимых и зяблевой вспашке. Первым в районе начал сеять колхоз им. Ворошилова, Чекмаровского сельсовета. За два дня засеяно 12 га ржи. Кроме того, вспаханы на коровах первые 10 га под зябь. Повсеместно сев проводится конными рядовыми сеялками. В ряде колхозов полеводческие бригады выделили по 1–2 плуга на зяблевую вспашку» [19]. Но далеко не во всех районах озимый сев и подготовка к нему проходили также успешно.

В  Советском  районе  подготовка  к

севу проходила крайне медленными темпами: из 22 тыс. га, предусмотренных планом, было вспахано к концу августа только 8 100 га, а засеяно озимыми культурами всего только 3 911 га, или 17,8% от плана. Подобные крайне медленные темпы осеннего сева можно также объяснить как плохой трудовой дисциплиной в сельхозартелях (в колхозах Советского района была слабо введена индивидуальная сдельщина), так и острым недостатком тягловой силы, который местные власти не желали компенсировать за счет

привлечения к работам коров колхозников: из имевшихся в личных хозяйствах 4 000  животных  на  работы  выводилось

только 670, или 14% [5, д. 19, л. 210].

Иная картина была в Уразовском районе, где все коровы колхозников участвовали в осеннем севе [20].

Таким образом, исходя из анализа всех вышепредставленных примеров и фактов, можно сделать ряд выводов. Вопервых, непосредственная близость фронта и боевые действия, развернувшиеся на территории Курской области в июле–августе 1943 г., хоть и сказались на сроках проведения основных сельскохозяйственных работ, но практически никак не отразились на их качестве: большую часть зерновых культур убрали именно в этот период, была заготовлена практически вся база сочных кормов, а до конца августа 1943 г. было посеяно около четверти озимых культур. Во-вторых, несмотря на значительный недостаток тягловой силы, преобладание коров в качестве главного тягла, ведущую роль ручного труда в проведении основных сельскохозяйственных работ, курские колхозники  успешно  справились  с  возло-

женными на них задачами. Подобные от-

Список литературы

  1. ГАКО (Гос. арх. Курск. обл.).  — Ф. Р-3322 (Курский областной Совет депутатов трудящихся и его исполнительный комитет). — Оп. — Д. 4.
  2. ГАОПИКО (Гос.  арх.   обществ.-

полит. ист. Курск. обл.). — Ф. П-1 (Курский областной комитет ВКП(б)). — Оп. 1.

  1. ГАКО. —  Ф.  Р-1148  (Обоянский районный  Совет  депутатов  трудящихся

Курской области и его исполнительный комитет). — Оп. 3. — Д. 1.

  1. Курская правда. — — 12 июня. 5. ГАКО. —  Ф.  Р-3322.  —  Оп.  22.  –

Д. 14.

  1. Курская правда. — — 16 июля.
  2. Курская правда. — — 13 июля.
  3. ГАКО. —  Ф.  Р-3913  (Беловский

районный Совет депутатов трудящихся Курской области и его исполнительный комитет). — Оп. 3. — Д. 2.

  1. Курская правда. — — 27 июля.
  2. Курская правда. — — 12 авг.
  3. Курская правда. — — 3 авг.;

8 авг.

  1. Курская правда. — — 30 ию-

ля.

  1. Курская правда. — — 31 ию-

ля.

носительные успехи были достигнуты, прежде всего, за счет экстенсивных (с точки зрения современных ученыхаграриев) форм организации труда колхозников, позволивших мобилизовать значительную их часть на сельскохозяйственные работы.

Успешность  применения  подобных

методов организации труда в аграрной отрасли курского региона во время про-

ня.

ля.

ля.

  1. Курская правда. — — 27 ию-
  1. Курская правда. — — 6 июля.
  2. Курская правда. — — 11 авг.
  3. Курская правда. — — 25 ию-
  1. Курская правда. — — 11 ию-
  1. Курская правда. — — 7 авг.
  2. Курская правда. — — 18 авг.
  3. Величко А.  В.,  Кононов  Н.  Г.

ведения основных сельскохозяйственных работ в июле–августе 1943 г. повлияла на их дальнейшее закрепление в качестве ведущих форм организации труда, что в значительной степени отразилось  на дальнейшем восстановлении и развитии сельского хозяйства Курской области.

Участие  молодежи  Курской  области  в

патриотических акциях и восстановлении

социально-экономического потенциала региона (1943–1945 годы) // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: История и право. — 2016. — №1 (18). — С. 133–141.

Получено 22.08.16

  1. N. Argunov, Post-Graduate Student, Kursk State University (e-mail: argunovoleg-poet@mail.ru)

CARRYING OUT THE MAIN AGRICULTURAL WORKS THE TERRITORIES OF KURSK REGION WHICH WERE FREED IN DAYS OF THE KURSK FIGHT (FROM JULY 5 TILL AUGUST 23, 1943)

The Kursk fight is a turning point in the course not only of the Great Patriotic War, but also in the World War II in general. However besides the military battles developed in the territory of Kursk region there was one more, smaller on the scales, but not less important on the value: the fight for a distressful harvest of 1943. The victory in it was extremely important not only for socioeconomic position of the region and its population, but also for the party and state construction which is actively developed in the territories of the areas which were freed from the German occupation.

In this article we covered the course of the most important for this period of time (July–August, 1943) of agricultural works (cleaning of grain crops, raising of vapors, carrying out autumn sowing, preparation of forages, etc.), the

results of their carrying out. Also we can see how they influenced further party state policy of restoration of agrarian branch of the Kursk region.

On a wide range of archival sources, many of which are for the first time introduced for scientific use, on a concrete historically reliable examples, position of Kursk collective farmers and collective farms in summer (the most intense, difficult and important) the period of agricultural works, and also influence of fighting on their course is shown; features of restoration of agrarian branch of Kursk region in the first half a year after release and its results are revealed.

Key words: Great Patriotic War, Kursk fight, Kursk region, agricultural works, harvesting, autumn sowing, preparation of forages, recovery processes.

References

  1. GAKO (Gos.  arh.  Kurs   obl.).  – F. R-3322 (Kurskij oblastnoj Sovet deputatov trudyashchihsya i ego ispolnitel’nyj komitet). — Op. 10. — D. 4.
  2. GAOPIKO (Gos.  arh.  obshchestv.- polit. ist. Kursk. obl.). — F. P-1 (Kurskij oblastnoj komitet VKP(b)). — Op. 1.
  3. GAKO. — F. R-1148 (Oboyanskij rajonnyj Sovet deputatov       trudyashchihsya Kurskoj oblasti i ego ispolnitel’nyj komitet). – Op. 3. — D. 1.
  4. Kurskaya  pravda.   —      —   12 iyunya.
  5. GAKO. — F.  R-3322.  —  Op.  22. — D. 14.
  6. Kurskaya  pravda.   —      —   16 iyulya.
  7. Kurskaya  pravda.   —      —   13 iyulya.
  8. GAKO. — F. R-3913 (Belovskij rajonnyj Sovet deputatov       trudyashchihsya Kurskoj oblasti i ego ispolnitel’nyj komitet). – Op. 3. — D. 2.
  9. Kurskaya  pravda. —  —   27 iyulya.
  10. Kurskaya pravda. — — 12 avg.
  11. Kurskaya pravda. — — 3 avg., 8 avg.
  12. Kurskaya pravda. — — 30 iyulya.
  13. Kurskaya pravda. — — 31 iyulya.
  14. Kurskaya pravda. — — 27 iyulya.
  15. Kurskaya  pravda.   —      —   6 iyulya.
  16. Kurskaya pravda. — — 11 avg.
  17. Kurskaya pravda. — — 25 iyulya.
  18. Kurskaya pravda. — — 11 iyulya.
  19. Kurskaya pravda. — — 7 avg.
  20. Kurskaya pravda. — — 18 avg.
  21. Velichko A. V., Kononov N. G. Uchastie molodezhi Kurskoj oblasti v patrioticheskih akciyah i vosstanovlenii social’no-ehkonomicheskogo potenciala regiona (1943–1945 gody) // Izvestiya YugoZapadnogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya i pravo. –2016. — N 1 (18). — S. 133–141.

Источник: https://swsu.ru/izvestiya/serieshistory

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *