Курский Знаменский монастырь
(до 1917 г.)
По материалам журнала "Известия ЮЗГУ. Серия История и право" (www.swsu.ru/izvestiya/serieshistory)
Рейтинг@Mail.ru

ОСОБЕННОСТИ НАЧАЛЬНОГО ПЕРИОДА ЭЛЕКТРИФИКАЦИИ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ (1898–1928 ГОДЫ)

УДК 621.311(470.323)(091)”1898/1928”

Е. П. Жигулин, аспирант, ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский университет» (e-mail: E.Zhigulin_1987@mail.ru)

ОСОБЕННОСТИ НАЧАЛЬНОГО ПЕРИОДА ЭЛЕКТРИФИКАЦИИ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ  (1898–1928 ГОДЫ)

В статье рассмотрен процесс электрификации Курской губернии как типичного аграрного региона Центрального Черноземья. Во вступлении отражена актуальность проблематики и основная историография по ней в рамках Курского региона. Нижняя граница рассматриваемого периода обусловлена появлением в Курске электрического трамвая, а вместе с ним и крупной городской электростанции, послужившей основной базой для развития электрификации как в губернском центре, так и в уездах. В строительстве первых электростанций на территории Курской губернии огромную роль сыграли, с одной стороны, бельгийское анонимное общество «Курский трамвай» и органы местного самоуправления – с другой, к вопросам которых относилось и уличное освещение. «Значительно пострадала электроэнергетика Курского региона во время Гражданской войны и политики «военного коммунизма». Лишь принятая советским правительством программа ГОЭЛРО и проводимая им новая экономическая политика способствовали восстановлению электроэнергетики губернии. В течение 1923–1925 гг. она достигала показателей довоенного 1913 г., а в 1927 г., с вводом новых мощностей, превысила их. Отдельного упоминания заслуживает развитие сельской электрификации в Курском регионе, которая сделала значительный шаг в 1920-е гг., причем ее основными достижениями на данном этапе было использование водяных турбин в качестве источников электричества как для сельскохозяйственных процессов (применение электродвигателей при мельницах и крупорушках и т. д.), так и для нужд освещения села (правда, не получившего широкого распространения в рамках Курского региона в указанной период). Верхняя граница связана с ликвидацией губернии и образованием Центрально-Черноземной области в 1928 г. В статье использованы в основном материалы Государственного архива Курской области, ранее не опубликованные.

Ключевые  слова:  бельгийское  анонимное  общество,  трамвай,  электростанция, динамо-машины, «очаговая электрификация».

Вопросы энергетической безопасности стран и регионов являются наиболее актуальными и обсуждаемыми на мировых, региональных и национальных форумах самого высокого уровня.

Важнейшей составляющей современной энергетики становится электроэнергетика, которая ставит задачу разработки методов и средств оптимального управления производством, транспортом, распределением электроэнергии и применения соответствующих «умных» систем, отсюда очень важным становится изучение исторического опыта процесса ее зарождения, становления и развития в России с конца XIX в.

***

В рамках общероссийской историографии принято выделять следующие периоды: дореволюционный (дооктябрьский), советский, постсоветский (современный). В дореволюционный период изучению проблемы электрификации не уделялось должного внимания. При рассмотрении советской историографии по вопросу электрификации Курского региона за 1898–1928 гг. можно указать лишь статью И. Лухина и А. Фишмана [1].

Только в постсоветский период появился ряд работ, в которых рассматривается и дореволюционный этап электрификации в России: статья С. А. Тархова [2], кандидатская  диссертация  И.  В. Шпакова [3,   с.   2–24],   коллективная монография «Трансформация провинциальной повседневности в условиях модернизационного развития России во второй половине XIX – начале ХХ в.» [4, с.109–110]. Также данная тема была затронута в рамках исследования Е. С. Кравцовой «Модернизация налоговой системы России: 1885–1917 гг.» [5], где при изучении функционирования органов местного самоуправления, в частности Городских дум, и их отчетов по фискальной части отражены первые начинания в рамках электрификации губернского центра.

Таким образом, в историографии практически отсутствует дооктябрьская проблематика электрификации, а электрификация Курского региона, исключая упоминания в учебных изданиях и популярных публикациях, в научном отношении пока освещена лишь фрагментарно.

Первые электрические станции появились в России в 1880-х гг. и снабжали электричеством лишь небольшие осветительные установки отдельных зданий. Электростанции общего пользования начали сооружаться сначала в столицах, а только затем в крупных городах Российской империи. С конца 1890-х гг., в связи с открытием трамвайных линий в провинциальных городах: Нижнем Новгороде (1896 г.), Екатеринославле и Елисаветграде (1897 г.), Витебске и Курске  (1898 г.) [6, с. 89–96], Москве, Житомире и Казани  (1899  г.),  Екатеринодаре  (1900 г.), Твери (1901 г.) [7, с. 30–32], стало возможным использование электрического освещения, которому способствовало, с одной стороны, крайне малое количество газовых фонарей, а с другой – оно было более экономически выгодно по сравнению с газовым. Вышеуказанные проявления свойственны для начального процесса электрификации, который, исходя из степени распространения, принято называть «очаговой».

Основными ее проявлениями принято считать создание одиночных маломощных электростанций с небольшим кругом   потребителей   и   малой  сферой применения. В рамках отраслевой классификации она характеризуется использованием электричества в освещении только центральных улиц города и небольшого количества частных потребителей; использованием электрического трамвая как одного из видов городского транспорта; наличием на промышленных предприятиях собственных силовых установок, удовлетворяющих их производственные нужды; в рамках использования электричества в сельском хозяйстве применение электродвигателя для жерновов мельниц и крупорушек и для освещения домов селян.

Первая дизельная электростанция  в г. Курске была построена бельгийским анонимным обществом «Сименс» (филиал немецкой фирмы «Сименс и Гальске») в 1898 г. и служила, главным  образом, для снабжения током городского трамвая [8, л. 50].

Вопрос об устройстве электрического освещения в г. Курске стал возможным после появления в губернии в конце ХIХ в. трамвайного движения, организованного Бельгийским анонимным обществом «Курский трамвай» при заключении соответствующего соглашения с Курской городской думой от 20 мая 1900 г., согласно которому предполагалось временное освещение Московской (ныне улица Ленина) и Херсонской (ул. Дзержинского) улиц, некоторых государственных учреждений и частных  домов до сооружения электростанции постоянного освещения.

Уже осенью 1900 г. было установлено и введено в работу 37 дуговых фонарей мощностью по 800 свечей, но частным потребителям энергия подавалась нерегулярно, свет в квартирах часто гас, а фонари на главных улицах выключали очень рано или вовсе не включали под предлогом «хороших лунных ночей». Достаточно низкое качество электроэнергии требовало постройки новой станции, специально для нужд  освещения  [Там  же,  л. 51].

Проектные планы будущей «электростанции  постоянного  освещения» губернского центра в апреле 1901 г. были утверждены Городской думой, а летом их одобрило Министерство  внутренних дел с указанием срока окончания  работ  на  27 июля 1903 г. Контракт на ее возведение в ноябре 1901 г. получило анонимное общество «Курский трамвай», но обязалось завершить строительство к 24 октября 1903 г. [8, л. 44–45 об.]

Уведомление анонимного общества городской управе от 12 января 1904 г. просило разрешения на запуск электростанции, в связи с чем с 19 по 22 января произведенный осмотр на предмет готовности к работе московскими инженерами Н. П. Бочаровым и Л. В. Дрейером [Там же, л. 160] выявил некоторые недостатки в устройствах, которые не соответствовали проекту.

После неоднократных переговоров между анонимным обществом «Курский трамвай» и Городской управой было достигнуто соглашение по расчетам между ними, устранению недостатков по электроосвещению и введение в работу электростанции к 3 октября 1904 г. [9, л. 2]

Станция постоянного электрического освещения располагалась у р. Тускарь на Нижне-Береговой улице (сейчас ул. Нижняя Набережная) у Иордановского спуска и была оснащена 3 паровыми машинами с генераторами постоянного тока по 120 кВт с  общей  мощностью  360  кВт [8, л. 82, 160 об., 163, 174], а за 1911–1913 гг. к уже имевшимся агрегатам добавили 2 дизельных двигателя мощностью по 250 лошадиных сил (л. с.) каждый с 2 динамо-машинами по 150 кВт, что позволило увеличить суммарную мощность станции до 660 кВт [5, с. 46]. Рост нагрузки станции в дореволюционное время (осветительной) характеризовался следующими данными: в 1914 г. количество  установленных  ламп  16   и 25  свечных было  35 000  шт., в  1915 г. – 40 000, в 1917 г. – около 50 000 шт. частного освещения и 177 полуваттных ламп уличного освещения [10, д. 144, л. 125].

Годы предвоенного промышленного подъема   1907–1914   гг. ознаменовались строительством ряда уездных электростанций: в г. Рыльске (1911 г.) с газогенератором и динамо в 130 и 120 л. с. соответственно; в Белгороде (1911 г.) с 2-мя генераторами 150 и 75 л. с.; в Старом Осколе (1912 г.) с газогенератором 105 л. с. [Там же, д. 255, л. 37–52]

После революции и Гражданской войны в стране разразился топливный кризис. Большинство шахт Донецкого бассейна оказались разрушенными, железная дорога также находилась в плачевном состоянии. В 1920 г. комиссией  по электрификации России был разработан план, рассчитанный на 10–15 лет, более известный как ГОЭЛРО. Он предусматривал коренную реконструкцию народного хозяйства на основе электрификации. Для этого планировалось построить 30 крупных районных электростанций.

Острый дефицит электроэнергии испытывал и Курск. В начале 1920 г., спустя несколько месяцев после  ухода ВСЮР из города, советское руководство приступило к восстановлению разрушенного хозяйства.

В декабре 1921 г. местные органы власти получили циркулярное распоряжение «Главэлектро» об образовании губернских правлений электрических станций, после чего было выработано положение об «Электросвете» [11, л. 3], утвержденное только в феврале 1922 г. В ведении правления находятся только Курские электрические станции, а именно станция освещения на р. Тускарь и бывшая Трамвайная, теперь вспомогательная для освещения по ул. Троцкого [сегодня ул. Дзержинского].

Состояние их ко времени вступления правления было плачевным: «Относительно станции освещения по заключению комиссии от 8 февраля 1923 г. здание станции было сильно повреждено – фундамент просел, крыша протекала во многих местах; в котельной из установленных 3 водотурбинных котлов на станции работал только один из них, но без насоса,  имелись  только  инжектора; второй котел оголен, обмуровка была снята  и топка разобрана, большая часть кипятильных туб прогнута, они на своих концах проржавели и текли, арматура отсутствовала, люки требовали фрезеровки; в третьем котле – обмуровка отсутствовала, без арматуры, люки также нуждались во фрезеровке; паропровод и питательная система разобрана; из установленных трех паровых машин работоспособными оказались только две, третья в разобранном виде, но все они требуют капитального ремонта; дизель №1 не работал из-за образовавшихся трещин в крышках, кроме того, третий цилиндр полностью вышел из строя из-за разбитой под ним нижней части станины, а дизель №2 нуждался  в  замене   подшипников…»   [11,  л. 3 об. – 5].

Что касалось вспомогательной станции (бывшей Трамвайной), то ее состояние было не лучше: «Здание нуждается в срочном ремонте, особенно крыша. Опалубки и прогоны требуют замен новыми. Стены внутри здания требуют очистки штукатурки, побелки и окраски. Необходима замена рам окон и стекол. Кирпичный пол машинного отделения местами выбит и требует возобновления.

Котлы имеют легкие течи, арматура нуждается в ремонте. Питательное устройство требует замены частей труб и ремонта инжекторов.

Установленные две паровые машины не имели капитального ремонта с момента своей установки и в настоящее время сильно износились, требуется расточка цилиндров и замена поршней.

Динамо-машины в изношенном состоянии, требуется замена щеткодержателей и ремней.

Распределительное устройство, монтированное на мраморных панелях, также нуждаются в ремонте и приведении проводов в порядок, т.к. слишком запутаны…» [Там же, л. 5 об. – 6].

Не в лучшем состоянии находилась  и сеть проводов, которая значительно пострадала в ходе Гражданской войны, в результате  частого  самовольного присоединения установок воинскими частями, когда в экстренных случаях приходилось тянуть линию на большое расстояние проводов несоответствующего сечения из-за отсутствия стандартного кабеля, что часто вызывало короткие замыкания на линии в указанный год. Значительная часть столбов, на которых подвешены провода, в своих основаниях подгнили, что требовало их замены.

Во многих местах столбы недостаточно высоки и имели большие пролеты, что приводило к соприкосновению электропровода с телефонной сетью, что требовало предохранительных мер в виде сеток при перекрещивании воздушных кабелей и удаления столбов электроосветительной сети от телефонных.

Уличное освещение не функционировало и нуждалось также в ремонте и замене проводов. На окраинных улицах некоторые участки сети уличного освещения переключены в сеть частного освещения.

Правлению «Электросвета» пришлось главным образом поддерживать работоспособность станций и мечтать о капитальном ремонте из-за отсутствия средств. Из 7 машин работоспособными оказались только 3. Электростанции работали только вечером для освещения, днем ток не подавался, что значительно уменьшило коэффициент использования машин. Особенно это сказывалось в летний период, всего по 3–4 ч в сутки, между тем постоянные расходы оставались те же, что значительно удорожило энергию.

При отсутствии запасных частей при ремонтах приходилось оперировать с теми же изношенными частями. В течение 1922 г. подвергались текущим ремонтам оба дизеля, состоявшего в заливке подшипников, пригонке клапанов, промывке кислотой труб. Но эти ремонты только временно поддерживали работоспособность дизелей и правлению приходилось постоянно следить за ними и часто устранять вновь возникающие неполадки [11, л. 6 об. – 7].

Количество потребителей к 1923 г. насчитывало около 4000 человек (как государственные учреждения, так и частные лица) при малом обеспечении счетчиками, что значительно затрудняло расчет за потребленную электроэнергию.

Помимо г. Курска электроустановки устанавливались и в уездах губернии, а именно: в Курском уезде оборудована электростанция на 2 кВт при 50 абонентах в местечке Свобода (Коренная пустынь) в зданиях, занятых воинской частью штаба, и в самом поселке [12, д. 8,  л. 10–12 об.]; в с. Букреевка, что находилась в 7 верстах от Курска, возобновили электрическое освещение на 30 домов    –  68 ламп [Там же, л. 122–123 об.]; в Льговском уезде – электроосвещение в конторе Курского райхоза, мельнице, крупорушке с установленной динамомашиной мощностью 5,2 кВт и при ст. Конышевка – оборудование передвижной киноустановки для демонстрации по селам и деревням [Там же, д. 36, л. 2].

В Дмитриевском уезде переделана электростанция и проведена воздушная ЛЭП для освещения рабочего поселка и квартир рабочих на Дерюгинской писчебумажной фабрике и сахзавода на 400 ламп от дизеля фабрики [13, д. 7, л. 1]. В г. Фатеже действовала электростанция мощностью 25 кВт (с 1922  г.)  [Там  же, л. 4].

Помимо уже указанной станции в Миролюбском совхозе Курского райхоза оборудована электростанция на 100 ламп мощностью 8,8 кВт, получавшая электричество от водной турбины и местных двигателей [12, д. 36, л. 2 об.], а также в  с. Лебяжьем мощностью 4,5 кВт (1921 г.) [13, д. 7, л. 1 об.].

В Рыльском уезде существовала городская электрическая станция, построенная еще в 1911 г. инженером Маевским [12, д. 36, л. 2]. Данная станция получала ток от газогенератора на 95 кВт и динамо-машины в 88 кВт, которая обслуживала 950 потребителей (от госучреждений и предприятий до частных лиц). Помимо нее  в  с.  Марково  действовала   электростанция, получавшая ток от водяной турбины мощностью 20 кВт [13, д. 58, л. 36], и аналогичная электростанция действовала в с. Кольтичеево мощностью 3,8 кВт. [Там же, д. 26, л. 53]

В г. Обоянь уже в 1920 г. действовала электростанция на нефтяном двигателе мощностью 18 кВт [Там же, л. 26–27], а также в детском городке по обучению ремеслам (впоследствии пионерский дом), находившемся в бывшем монастырском здании мощностью 6,5 кВт [10, д. 252, л. 4], а также в д. Чебаново была нефтяная мельница.

В Бесединской волости в с. Алябьево оборудована электростанция, получавшая ток от водяной турбины мощностью 2 кВт на 40 дворов [13, д. 58, л. 34].

Аналогичная электростанция с тем же количеством абонентов находилась в с. Басово Нижнереутовской волости. При ст. Полевая существовала нефтяная электростанция мощностью 2 кВт, рассчитанная на 40 ламп.

Таким образом, рассмотрев развитие «очаговой» электрификации, выделим ее основные проявления в рамках Курского региона за 1898–1928  гг.

Ключевую роль в процессе электрификации губернского центра сыграл трамвайный транспорт, благодаря которому при содействии бельгийского анонимного общества «Курский трамвай» было проведено сначала временное, а затем и постоянное электрическое освещение центральных городских улиц (после сооружения городской электростанции).

Электрификация в рамках курской промышленности проявлялась в использовании маломощных двигателей и электростанций (мощностью до 10 кВт), главным образом в пищевой индустрии, включая крупные сахзаводы в сельской местности, находящихся при самих предприятиях, способных существовать автономно, но при увеличении производственных мощностей вынужденных получать электроэнергию от центральной станции.

В рамках сельской электрификации следует сказать, что ее основными достижениями на раннем этапе было использование водяных турбин в качестве источников электричества как для сельскохозяйственных процессов (применение электродвигателей при мельницах и крупорушках и т. д.), так и для нужд освещения села (правда, не получившего широкого распространения в рамках курского региона в указанной период).

Основными поставщиками электроэнергии как для промышленных предприятий и государственных учреждений, так и для электрического освещения (общественного и частного) служили городские электростанции в губернском и крупных уездных центрах.

Список литературы

  1. Лухин И., Фишман А. К вопросу электроснабжения г. Курска // Социалистическое строительство Курской области. – 1936. – №2. – С. 46–48.
  2. Тархов С. А. Курскому трамваю 100 лет // Вестник ГЭТ России. – 1998.  – № 3. –  С. 28.
  3. Шпаков И. В. Становление и развитие трамвайного транспорта в Центральном Черноземье в конце XIX – первой трети ХХ в.: автореф. дис. … канд. ист. наук. – Курск, 2013.– 24 с.
  4. Трансформация провинциальной повседневности в условиях модернизационного развития России во второй половине ХIХ – начале ХХ в. / В. А. Шаповалов, И. Т. Шатохин, В. В. Бычковский [и др.]; отв. ред. В. А. Шаповалов, И. Т. Шатохин. –  Белгород:   НИУ  БелГУ,  ООО«ГиК», 2011. – 320 с.
  5. Кравцова Е. С. Модернизация налоговой системы России: 1885–1917 гг.: дис. … д-ра ист. наук. – Курск, – 602 с.
  6. Шпаков И. В. История советского трамвая: анализ многотиражных изданий 50-х годов ХХ века // Известия ЮгоЗападного государственного университета. Серия:  История  и  право.  –     –№ 2. – С. 89–96.
  7. Пуля О. Гордость российской энергетики // Энергетика сегодня. – – № 5-6. – С. 30–37.
  8. ГАКО (Гос. арх. Курск. обл).  – Ф. 48. – Оп. – Д. 4.
  9. ГАКО. – Ф. 815. – Оп. 1.
  10. ГАКО. – Ф. Р-200. – Оп. 1.
  11. ГАКО. – Ф. Р-176. – Оп. 1. – Д. 7.
  12. ГАКО. – Ф. Р-1142. – Оп. 1.
  13. ГАКО. – Ф. Р-492. – Оп. 1.

Получено 18.05.16


  1. Zhigulin, Post-Graduate Student, Kursk State Medical University (e-mail: E.Zhigulin_1987@mail.ru

FATURES  INITIAL PERIOD ELECTRIFICATION KURSK PROVINCE (1898–1928)

 

In article process of electrification of the Kursk province as typical agrarian region of the Central Chernozem region is considered. Relevance of a perspective and the main historiography on it within the Kursk region is reflected in the introduction. The lower bound of the considered period is caused by emergence in Kursk of the electric tram, and together with him and the large city power plant which has formed the basis for electrification development as in the provincial center, so counties. In construction of the first power plants in the territory of the Kursk province the huge role was played on the one hand by «The Belgian anonymous society «Kursk Tram»», and local governments to which questions also street lighting belonged, on the other hand. At large villages appear Considerably the power  industry of  the Kursk region has suffered during Civil war and «policy of military communism». The program of GOELRO  only  adopted by the Soviet government and the «new economic policy» pursued by it promoted recovery of power industry of the province. During 1923-1925 she reached indicators of pre-war 1913, and 1927 with input of new capacities has exceeded them. The separate mention is deserved by development of rural electrification in Kursk the region which has taken a considerable step in the 1920th years, and use of water turbines as electricity sources as for agricultural processes (use of electric motors at mills and the kruporushkakh, etc.) was her main achievements at this stage so  for  needs of lighting of the village (the truth not widely adopted within the Kursk region in specified the period). The upper bound is connected with elimination of the province and formation of Central Chernozem area in 1928. In article materi als of the State archive of Kursk region earlier unpublished are used  generally.

Key words: Belgian Anonymous Society, tram, power, dynamo, «lobular electrification».

***

References

  1. Luhin I., Fishman K voprosu ehlektrosnabzheniya g. Kurska // Socialisticheskoe stroitel’stvo Kurskoj oblasti. – 1936. –№2. – S. 46–48.
  2. Tarhov S. Kurskomu tramvayu 100 let  // Vestnik GEHT Rossii. – 1998.   – № 3. –  S. 28.
  3. Shpakov I. V. Stanovlenie i razvitie tramvajnogo transporta v Central’nom CHernozem’e v konce XIX – pervoj treti XX v.: avtoref. dis. … kand. ist. nauk. – Kursk, 2013.– 24 s.
  4. Transformaciya provincial’noj povsednevnosti v usloviyah modernizacionnogo razvitiya Rossii vo vtoroj polovine XIX – nachale XX / V. A. Shapovalov, I. T. Shatohin, V.  V.  Bychkovskij  [i  dr.];  otv. red.
  5. A. Shapovalov, I. T. Shatohin. – Belgorod: NIU BelGU, OOO «GiK», 2011. – 320 s.
  6. Kravcova E. S. Modernizaciya nalogovoj sistemy  Rossii:  1885–1917  : dis. d-ra ist. nauk. – Kursk, 2011. – 602 s.
  7. Shpakov V. Istoriya sovetskogo tramvaya: analiz mnogotirazhnyh izdanij 50-h godov XX veka // Izvestiya Yugo-Zapadnogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya i pravo. – 2015. – № 2. – S. 89–96.
  8. Pulya     Gordost’    Rossijskoj ehnergetiki // Ehnergetika segodnya. – 2009. – № 5-6. – S. 30–37.
  9. GAKO (Gos. arh.   obl).  –  F. 48. – Op. 1. – D. 4.
  10. GAKO. – F. 815. – Op. 1.
  11. GAKO. – F. R-200. – Op. 1.
  12. GAKO. – F. R-176. – Op. 1. – D. 7.
  13. GAKO. – F. R-1142. – Op. 1.
  14. GAKO. – F. R-492. – Op. 1.

Источник: https://swsu.ru/izvestiya/serieshistory/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *