Курский Знаменский монастырь
(до 1917 г.)
По материалам журнала "Известия ЮЗГУ. Серия История и право" (www.swsu.ru/izvestiya/serieshistory)
Рейтинг@Mail.ru

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ УСЛОВИЙ ПОВЫШЕНИЯ КАЧЕСТВА ОБУЧЕНИЯ В СЕЛЬСКИХ ШКОЛАХ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

УДК 93-94/ 9394

Е. М. Бледнова, соискатель, ФГБОУ ВО «Курский государственный университет» (e-mail: kbcbxrf046@mail.ru)

А. В. Третьяков, д-р ист. наук, профессор, ФГБОУ ВО «Курский государственный университет» (e-mail: dr_tretiyakov@mail.ru)

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ УСЛОВИЙ ПОВЫШЕНИЯ КАЧЕСТВА ОБУЧЕНИЯ В СЕЛЬСКИХ ШКОЛАХ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

В статье рассматривается одна из центральных проблем эволюции постсоветской деревни – развитие сельской общеобразовательной школы в рыночной повседневности. В условиях радикальных аграрных реформ конца XX – начала XXI века финансово-экономическая основа развития общеобразовательных школ в сельских населённых пунктах претерпела коренные изменения. В рыночных условиях изменилась государственно-муниципальная система финансирования, на базе колхозов и совхозов возникли новые формы хозяйствования различных форм собственности, что существенно сократило источники финансирования сельских школ. Одновременно сокращение численности сельских населённых пунктов, демографические проблемы поставили вопрос об эффективности деятельности школ, сохранении деревни и обеспечении равной доступности сельским школьникам к современному качественному образованию как основе успешной социализации.

В статье говорится о том, что в новых повседневных условиях существенным фактором сохранения деревни, трансформации жизненных устоев населения и особенно социализации молодых жителей является государственно-региональная политика в сфере образования, развитие и модернизация школ в сельской местности региона.

В статье на основе первичного источникового материала раскрыта система деятельности органов государственно-муниципальной власти по созданию условий, повышающих качество обучения и воспитания в сельских общеобразовательных школах. Система модернизационных мер получила название «оптимизация». Она включает в себя создание смешанного механизма финансирования, системы и сети учебных заведений, адекватных новым реалиям, современной учебно-материальной базы, стабилизации педагогических кадров, реализации областной программы  «Школьный автобус».

В статье проводится всесторонний анализ ряда источников, который показывает, что властные структуры региона в непростых социально-экономических условиях, верно, определили направление и механизм совершенствования деятельности сельских общеобразовательных школ. Особое внимание обращается на тот факт, что сокращение численности учащихся в сельских общеобразовательных школах не определялось уменьшением числа учебных заведений, т.к. это зависело от всего комплекса социально-экономических и бытовых проблем на селе и, прежде всего, от общего уменьшения численности сельских жителей в результате сокращения общего количества сельских населённых пунктов.

Ключевые слова: условия, качество обучения, сельская общеобразовательная школа, сеть, система, оптимизация, школьный автобус.

В начале XXI века весьма сложно вести полемику относительно государственной образовательной политики на селе и роли образования в сохранении, возрождении и развитии российской деревни. На наш взгляд, данную проблему весьма полно обозначил В. Г. Распутин – писатель-«деревенщик». В беседе с корреспондентом газеты «Аргументы и факты» он сказал, что в настоящее время его больше всего задевает: «Новый мир задевает. То, что мы перестали быть самими собой. А самими собой мы перестали, потому что умирает деревня. Деревню русскую начали уничтожать ещё в советское время. А сейчас добивают окончательно» [1].

Вот здесь, по нашему мнению, и коренится основная проблема. Деревня стала жить в новых, рыночных условиях. Принципиальным образом изменилась суть сельскохозяйственной жизни. Уйдя от индивидуального хозяйствования в пореформенной России, пережив плановый колхозно-совхозный советский период производственного развития, российская деревня вновь встала на путь жизни в рыночных условиях. Важно подчеркнуть, что в начале XXI века развитие предпринимательских отношений в аграрной сфере, непрерывное рождение и развитие новых форм организации производства коренным образом изменили сельскохозяйственную жизнь людей в деревнях.

В данной ситуации о раскрестьянивании следует говорить как об очередном этапе прогрессивного развития российского села. Дело в том, что только теперь медленно определённая часть крестьянства, а не всё, как необоснованно полагали  инициаторы  радикальных  аграрных реформ, становится земельным собственником-предпринимателем, другая собственником-арендодателем и наёмным работником. Именно теперь устойчиво уходят в прошлое традиционные крестьянские ценности. Они вытесняются из системы сельскохозяйственной жизни новыми, адекватными времени подходами (речь не о народной культуре). Уходит неспешность, крестьянская обстоятельность вытесняется каждодневным предпринимательским риском. Именно это, по нашему мнению, В. Г. Распутин назвал  «новым миром» [1].

Объективный анализ разноплановых источников показывает, что «не умирает деревня», хотя мы не можем не замечать исчезновение с карт субъектов Российской Федерации ряда малых сельских населённых пунктов. Особенно активно данный процесс развивался в последней четверти XX в. Уход из жизни старых крестьянских традиций, ценностей крестьянского мира не являются также признаками смерти. Можно говорить о своеобразной перегруппировке хозяйственнопроизводственных мощностей и формировании рыночной ментальности у сельских жителей, перестающих постепенно быть в полном смысле крестьянами, при этом не меняя основного места жительства.

Современные источники показывают сложность процессов, идущих в реформирующей деревенской жизни. Так в Курской области на 1 января 2000 г. имелось 2778 сельских населённых пунктов, [2, с. 15], а на 1 января 2014 г. их число уменьшилось  и  составило  2774  г.  [3, c. 22]. Вместе с тем репортажи в периодической печати, информация на официальных сайтах различных органов власти показывают, что в области развивается процесс возрождения заброшенных в дореформенное время деревень. Так на официальном сайте Курской областной думы сказано: «Народные избранники признали утратившим силу  абзац  п.  38 1 решения Курского областного Совета народных депутатов “Об исключении из учетных данных некоторых населенных пунктов Курской области”, касающийся поселка Мелового Гончаровского сельсовета Суджанского района. В настоящее время в поселке имеется пять домовладений с земельными участками, принадлежащими гражданам на праве собственности. Таким образом, был устранен правовой пробел» [4]. Важно подчеркнуть, что это не частный случай.

Мы видим, что организация хозяйственно-производственной жизни в курском селе претерпевает коренные изменения, у населения меняется отношение к собственно земледельческому труду в новых условиях, формируется рыночная ментальность и новый образ жизни. Но в этих новых условиях сельская общеобразовательная школа становится не только местом обучения детей, но и центром культурно-просветительной работы в сельских населённых пунктах, сохранения исторических традиций населения региона.

Глава  муниципального  образования «Костровской сельсовет» Рыльского района Курской области В. И. Купреев весьма чётко определил место школы в современном селе. «Главная задача, – подчёркивал председатель, – которую мы перед собой ставим: изо всех сил стараться, но школу сохранить – она в селе не только социокультурный центр, она здесь вообще центр вселенной. Вот в Кленной не стало начальной школы, и опустела эта наша деревенька совсем, даже та небольшая часть молодежи, которая здесь проживала, уехала». Слова Василия Ивановича о своей значимости Костровская средняя школа подтвердила еще весной 2006 г., став победительницей областного конкурса в номинации «Школа – социокультурный центр села» [5]. Надо отметить, что это типичный пример для Курской области.

Эта тенденция подтверждается статистическими материалами. На 1 января 1986 г. в сёлах Курской области проживали 561,5 тыс. человек [6, c. 7], на начало 1991 г. – 546,0 тыс. человек, начало 1996 г. – 539,1 тыс. человек, в 2007 г. – 432,0 тыс. человек, а в начале 2011 г. сельское население составляло 390,0 тыс. человек [7, c. 10; 8, c. 17]. К  1 января 2014 г. в сельской местности проживало 374,5 тыс. человек [3, c. 43]. Изучение статистики показывает, что уменьшение численности сельского населения сохранилось, но размеры снижения её численности значительно сократились.

Источники показывают, что в новых повседневных условиях существенным фактором сохранения деревни, трансформации жизненных устоев населения и особенно социализации молодых жителей является государственно-региональная политика в сфере образования, развитие и модернизация школ в сельской местности региона. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что сельская общеобразовательная школа России конца XX – начала XXI в. может рассматриваться важным фактором решения демографической проблемы в сельской местности.

Дело в том, что в современных условиях школа остаётся не только системой сохранения контингента сельских жителей, сдерживающей миграционные потоки из деревень в города и более крупные сельские населённые пункты, но и механизмом привлечения людей в сельскую местность на постоянное место жительства. Социально-экономические процессы в Курской области показывают, что к началу XXI в. результатом изменения ментальности населения стало то, что часть  людей  постепенно  переезжают  в деревни и сёла. Этот процесс достаточно сложный, но уже приобрёл устойчивый характер.

Вместе с тем в повседневных условиях конца XX – начала XXI в. сельская общеобразовательная школа России и Курской области столкнулась с проблемами ненадлежащего материально-финансового обеспечения учебных заведений. Это было вызвано двумя большими группами факторов: во-первых, в условиях радикальных экономических реформ значительно сократилось государственно-муниципальное финансирование, вовторых, колхозы и совхозы, оказывавшие существенную финансово-хозяйственную поддержку учебным заведениям, в большей степени были разрушены. Новые же хозяйственные структуры ещё не сформировались, а фермеры и иные предприниматели, работавшие в сельской местности, в силу своей маломощности и недостаточной устойчивости не могли должным образом решить данную насущную проблему.

О роли крупных хозяйств в развитии сельской инфраструктуры весьма ёмко сказал  писатель  Б.  П.  Екимов  в  очерке «Прощание с колхозом». «Когда это всё начиналось, в 90-х годах, – пишет автор, – было непривычно и страшно: детский сад без дверей и окон, разбитая котельная, руины магазина, до основания разобранный коровник, разрушенная теплица, ржавеющие остатки водопровода, заброшенная школа. Вначале было страшно глядеть. А теперь привыкли.

Колхоз имени Ленина, хутор Кругловский. Сияющих дворцов здесь не было, и нет. Но вот колхозная баня как открылась тридцать лет назад, так работает и сегодня. В ней есть сауна и небольшой бассейн. Во время уборки урожая поздними вечерами сюда привозят на автобусе прямо с поля комбайнёров, трактористов. Помоются, а уж потом домой.

Колхозный детский сад. Каким он был построен, таким и остался: двухэтажное здание с теплом, водой, уютным двориком  для  игр,  с  детским  гомоном, смехом, милыми лицами.

Дом культуры. Просторный зал. Тепло и чисто. Комната балетной студии со станками и зеркальными стёклами.

Средняя школа тоже не дворец, а давней постройки здание. Но чистые уютные классы, тепло и покой, а за окном пасмурная осень.

В который раз я говорю о тепле: в детском садике, школе, Доме культуры. У нас ведь – не Африка. И начинается день обычно с известий о том, что замерзают Камчатка или Алтай, да и мы теплом не больно избалованы. Да что Камчатка, ведь рядом, в Родничках, в “Динамо”, в школе температура зимой не поднимается выше –4 градусов Цельсия» [9, c. 148].

Историография проблемы, анализ разноплановых источников показывают, что сокращение в сельской местности численности трудоспособного населения становилось основой снижения количества учащихся в сельских общеобразовательных школах Курской области. Важно подчеркнуть, что данный процесс был вызван результатами и последствиями радикальных социально-экономических преобразований, наиболее рельефно проявившихся в начале XXI в. Вместе с тем не следует забывать и о субъективных факторах, прежде всего связанных с непродуманностью механизмов реформ, особенно на региональном уровне, дефицитом специалистов, способных работать в устойчиво, хотя и неравномерно меняющейся рыночной повседневности.

Неоднозначную роль в обострении этих процессов, особенно в конце XX в., играли неадаптированные к российским реалиям, но необоснованно идеализированные теории. Особые социально-экономические последствия имел рыночный фундаментализм. Сторонники данной теории признают, что «…рынок идеально функционирует сам по себе, без вмешательства государства, для современной рыночной экономики достаточно обеспечить наличие и охрану прав частной собственности, а также конкуренцию. Главные задачи государства – это как раз охрана частной собственности и конкуренции, а также “подбирать упавших и погибших” в конкурентной борьбе, то есть обеспечивать лишь минимальный уровень социальной помощи. В отношении сельского хозяйства идёт игнорирование его специфики, прежде всего его биологического характера и ограниченности спроса на его продукцию, ведущих к необходимости поддержки отрасли в условиях    рыночной    экономики»    [10, c. 48–49]. Последователи этой теории распространяли её на все институты экономики, включая сельское хозяйство и систему образования.

В этих условиях частная собственность и прибыль становились мерилом всех ценностей, начало преобладать потребительское отношение ко всему, в том числе и к системе общего образования в сельской местности. Следует подчеркнуть, что в условиях непродуманных радикальных аграрных реформ предпринимательство в сельском хозяйстве развивалось весьма трудно и неравномерно, что привело к тому, что хозяйства и предприятия, работавшие на селе, стали игнорировать социальную сферу. Важно иметь в виду, что здесь не следует игнорировать субъективный фактор, связанный с непониманием роли школы в жизни села. Однако основная масса зарождавшихся хозяйств по причинам финансово-материальной несостоятельности не имели возможности оказывать должной помощи сельским школам. Фактически к концу XX в. сельские общеобразовательные школы были предоставлены сами себе, а государственно-муниципальные структуры не могли в полном объёме оказывать нужную поддержку, но при этом они в большей степени поддерживали развивающийся бизнес в ущерб социальной сфере.

Анализ статистических материалов показывает, что в рыночной повседневности, в силу вышеназванных факторов, сеть сельских  общеобразовательных  школ  в регионе сокращалась. Так в 1991 г. в сёлах Курской   области   в    действовавших 843 школах обучалось 58,8 тыс. учащихся, вновь введено в эксплуатацию 1010 ученических мест. В 1995 г. в 801 школе обучалось 67,0 человек и было создано 882 новых ученических места, в 2000 г. в 761 сельской школе обучалось 63,8 тыс. учеников, было создано 170 новых учебных мест [7, c. 77–79; 8, c. 79]. Мы видим, что  школьная  сеть  уменьшилась   на 82 учебных заведения.

Анализ источников показывает, что в Курской области к началу XXI в. во властно-муниципальных структурах сформировалось понимание того, что сельская общеобразовательная школа является системообразующим фактором социально-экономического развития региона. Изучение документов, принятых органами областной законодательной и исполнительной власти, свидетельствует о том, что все решения были нацелены на создание системы условий, обеспечивающих надлежащее функционирование учебных заведений в сельской местности. Однако данная работа в определённой мере сдерживалась нехваткой финансовоматериальных ресурсов.

Вышеприведённая статистика и суждения, основанные на ней, показывают, что к 2000 г. устойчивое ежегодное сокращение числа ученических мест в сельских школах было вызвано уменьшением всего количества сельских общеобразовательных школ в условиях экономических трудностей, ставших следствием не всегда продуманных механизмов реализации радикальных социальноэкономических реформ. Отчасти это было связано с утратой властными структурами своих полномочий в новых повседневных рыночных реалиях. Вместе с тем в этих условиях мы наблюдаем относительное увеличение числа ученических мест в укрупняющихся сельских общеобразовательных школах при сокращении их общей численности. По нашему мнению, в повседневных  условиях  конца XX в. курс на укрупнение школ стал не только следствием преобразовательных процессов на селе, но и практически единственным способом создать надлежащие условия для эффективной образовательной деятельности.

В данных условиях Администрация Курской области целенаправленно работала над созданием эффективной образовательной политики в сельской местности региона. Цель её состояла в создании доступных условий сельским детям для получения современного качественного образования по месту жительства. Правильность данной политики подтверждалась активной социально-экономической дифференциацией сельских жителей в условиях упрочения рыночных реформ в сельскохозяйственной сфере России и региона.

Результатом этой политики стал Закон «Об образовании в Курской области». Он был принят Курской областной Думой 2 февраля 2000 г. «Образовательную деятельность, – устанавливал законодатель, – в Курской области могут осуществлять филиалы образовательных учреждений, организаций, действующие на основании положения, утвержденного создавшим его учреждением, организацией» [11]. По нашему мнению, положение о филиалах заложило основы оптимизации сети сельских общеобразовательных школ в Курской области.

Законодатель устанавливал, что государственная «политика в сфере образования на территории Курской области осуществляется на основе областной программы развития образования, разрабатываемой на срок от 3 до 5 лет с учетом положений федеральной целевой программы развития образования» [Там же]. Данное положение стимулировало органы управления образованием в  области на основе комплексного анализа повседневной жизни людей определять перспективы развития отрасли, создавать условия их реализации и направления практической деятельности по совершенствованию сети образовательных заведений на селе.

В компетенцию областного правительства входило «создание (за исключением создания высших учебных заведений), реорганизация, ликвидация и финансовое обеспечение государственных образовательных учреждений областного подчинения» [11]. Органы местного самоуправления муниципальных районов могли создавать, реорганизовывать, ликвидировать муниципальные образовательные заведения, а также обязывались содержать их здания и сооружения, обустраивать прилегающие к ним территории, вести учет детей, подлежавших обязательному обучению по программам основного общего образования [Там же].

Источники показывают, что в начале XXI в. в Курской области были определены верные пути развития и совершенствования общего образования в сельской местности. Существенная роль в этом деле принадлежит А. Н. Михайлову, возглавившему в 2000 г. Администрацию Курской области. Опытный руководитель и законодатель сумел определить правильные направления эволюционной политики в аграрной сфере региона и сельском образовании. В исследуемый период губернатору удалось с отраслевыми комитетами создать механизм по сбалансированному развитию сельских общеобразовательных школ в регионе.

Вступление в силу названного закона, прежде всего, позволило создать условия для участия в развитии, модернизации сельских общеобразовательных школ властно-муниципальных структур, предприятий всех форм собственности, обществ и частных лиц. На первом этапе это выражалось в концентрации финансово-материальных средств на нужды сельских школ из различных источников. Особенно это касалось решения проблем капитального ремонта.

Так в 2005 г. на совместные средства была капитально отремонтирована Сафоновская основная общеобразовательная школа Кореневского района. «Сегодня школа в Сафоновке, – читаем в “Курской правде”, – не только памятник архитектуры местного значения, но и, без преувеличения, гордость ее жителей. Бывший графский замок стоит в окружении деревьев на небольшом пригорке, вокруг совершенно живописный вид необъятных сельских просторов. Небольшое по размерам здание утопает в цветах, посредине двора журчит скромный фонтанчик. Заботой и уходом отмечено и внутреннее убранство здания. Нынешним  летом здесь осилили капитальный ремонт, областной бюджет дал на это около 26 тысяч рублей, остальное собирали сообща: помогли район и местная власть, ООО “Крепна”. Все приведено в полный порядок: коридор, деревянные лестницы, классные комнаты сверкают свежей краской, на стенах – новые обои, на окнах – с любовью сделанные шторы, много зелени, новые классные доски, светильники. Этот необычный дом дышит уютом, каждая деталь в нем говорит о том, что взрослые готовились к приему детей. К слову, сюда в нынешнем году придут учиться 46 мальчиков и девочек. В классах не больше 4–6 человек. Зато, как и полагается, здесь есть все кабинеты для занятий основными науками – математикой, русским, физикой, химией, историей и т. д. Есть и столовая, и игровая комната для детей младших классов» [12]. В школу после ремонта пришли учащиеся из трёх сел Сафоновка, Михайловка и Общий Колодезь.

Данная работа в начале XXI в. стала типичным способом укрепления материальной базы сельских общеобразовательных школ. Однако в новых повседневных условиях обострилась имевшаяся ранее, но бывшая незаметной проблема. Суть её состояла в создании оптимальной системы и сети сельских общеобразовательных школ на территории Курской области, способных обеспечить надлежащий образовательный процесс и качественное воспитание в рыночных социальноэкономических реалиях. Это весьма сложная проблема в условиях, когда старая хозяйственная система была ликвидирована,      а      новые      хозяйственно-производственные механизмы и сельскохозяйственное предпринимательство находились на стадии становления и развития.

Вариантов решения насущных и возникавших вновь проблем предлагалось много. В основном, как показывают источники, они были реальными. Но практические трудности по их реализации порождали в общественном мнении, в педагогической среде полярные суждения. На наш взгляд, это было естественным потому, что на первый план выходила работа по закрытию «нерентабельных» сельских общеобразовательных школ, как правило, начальных и основных. Глубинные же процессы, понятные специалистам, оставались недоступными для основной массы населения региона.

Особо активно данная проблема в исследуемое время обсуждалась на страницах газет и журналов, на телевидении. Опираясь на исследования социологов, журналисты писали: «На начало двухтысячных годов две трети школ в России (а это тысячи учебных заведений!) работали в сельской местности. К сегодняшнему дню их количество, благодаря “оптимизациям” и “модернизациям”, существенно сократилось. Сторонники закрытия сельских школ не устают твердить о том, что поддерживать их существование якобы нерационально. Мол, и денег на них уходит слишком много, и учат там плохо, и педагоги там пожилые и несовременные» [13]. Их оппоненты вполне обоснованно считали, что естественные проблемы, вызванные модернизационными процессами, не могут рассматриваться как основание для сокращения сети сельских общеобразовательных школ.

Анализ источников показывает, что властные структуры региона в непростых социально-экономических условиях верно определили направление и механизм совершенствования деятельности сельских общеобразовательных школ. Из нижеследующей таблицы видно, что количество сельских школ в регионе сократилось с 741 в 2001 г. до 403 в 2014 г., а численность учащихся в них уменьшилось с 58,2 до 29,0 тыс. человек соответственно. В данной ситуации особо важно обратить внимание на тот факт, что сокращение численности учащихся в сельских общеобразовательных школах не определялось уменьшением числа учебных заведений. Это зависело от всего комплекса социально-экономических и бытовых проблем на селе, прежде всего от общего уменьшения численности сельских жителей в результате сокращения общего количества сельских населённых пунктов.

Численность сельских общеобразовательных школ Курской области в начале XXI века [14, с. 87; 3, с. 106]

Показатели 2001 г. 2005/2006 г. 2010/2011 г. 2012/2013 г. 2013/2014 г.
Число школ – всего 907 875 683 584 547
В том числе в сельской
местности 741 727 537 437 403
Учащихся в них, тыс. чел. 58,2 44,4 32,4 30,1 29,0

Данные вышеприведённой таблицы показывают только цифры по отрасли, но не раскрывают внутренних процессов, подтверждающих социально-экономическую необходимость и целесообразность оптимизации системы общего образования в сельской местности региона. Из интервью председателя комитета образования и науки Курской области А. Н. Худина  следует,  что  в  апреле  2011  г.  в

385 сельских школах численность обучавшихся была до 80 человек. К тому же в регионе «очень много малокомплектных школ. Помимо этого, в школах области соотношение количества педагогов и учеников в среднем весьма далеко от рекомендованных норм. В Курской области положением установлены следующие целевые показатели наполняемости классов: по городским округам – 22 ученика, в муниципальных районах – 15. Что мы имеем сегодня? Наполняемость в сельских школах составляет в среднем 8,2 человека, а есть районы, где 5,1. Расходы на образование при таком положении дел крайне неэффективны и экономически необоснованны. Реструктуризация просто неизбежна» [15].

Сложное социально-экономическое положение российской деревни в начале XXI в. и необходимость совершенствования сельскохозяйственной жизни в новых условиях требовали от властных структур Курской области создания эффективной системы управления сельскими общеобразовательными школами как условия обеспечения равной доступности к качественному образованию учащимся, проживавшим в различных сельских населённых пунктах области. Практика развития образования в регионе показывает, что такой комплексной формой по совершенствованию системы обучения в регионе стала оптимизация. Разноплановые источники свидетельствуют, что оптимизация – это не только и не столько механическое сокращение сети общеобразовательных школ на селе в целях экономии государственно-муниципальных средств, а система социально-экономических, организационно-хозяйственных и педагогических мер по созданию надлежащих условий для качественного обучения сельской молодёжи в новой социальной повседневности.

Актуальность и целесообразность организации такой работы определялась тем, что в Курской области в 2001 г. из 907 школ 741 (82%) находились в сельской местности, в 2010 г. из 683 в сельской  местности  работало  537  (79%),  в 2014 г. из 547 школ области 403, или 74%, находились в сельской местности [8, c. 87; 3, c. 106].

Анализ источников показывает, что оптимизация имела свою логику и структуру. На начальном этапе стала проводиться реорганизация малокомплектных сельских школ в филиалы более крупных учебных заведений. Однако на этом этапе, кроме сокращения расходов на оплату административным работникам, существенных перемен в качестве обучения не произошло. Дело в том, что педагогический персонал и учебно-материальная база филиалов оставались на прежнем уровне. Эти результаты показали, что в целях улучшения образовательного процесса нужны более действенные мероприятия.

Вторым направлением оптимизации стала работа по закрытию неэффективных малокомплектных школ и филиалов. В 2010 г. в области были закрыты 51 малокомплектная школа и 15 филиалов сельских школ. На 2011 г. планировалось реструктуризировать  еще  54  школы  и 15 филиалов. «Делается это в первую очередь, – говорил А. Н. Худин, – с целью создания условий для получения детьми качественного образования и сокращения неэффективных расходов. Средства, которые высвобождаются в результате этих мероприятий, остаются в отрасли образования. В 2010 году средняя заработная плата учителей в области была 8260 рублей, включая выплаты за классное руководство и прочие компенсации, а на март этого года она уже составляет 9200 рублей» [15].

Вместе с тем в начале 2012/2013 учебного года в регионе работали 298 малокомплектных школ. В сельских школах средняя наполняемость классов составляла  6,3  человека.  В  среднем  на 1 учителя приходилось 4,9 ученика. За 2006–2012 гг. численность муниципальных общеобразовательных учреждений сократилась на 317 учреждений (43%) и на начало 2013 г. в области функционировало 418 сельских школ (72,7%) с 82 филиалами [16, c. 21], на начало 2014 г. их осталось 403 [3, c. 106].

Источники показывают, что в Курской области оптимизация сельских школ проводилась весьма продуманно и взвешенно. «Никто по-живому не режет, – говорил А. Н. Худин. – Мы тщательно отслеживаем и анализируем ситуацию, прежде чем пойти на непопулярные, но необходимые шаги. В реструктуризированных школах обучалось всего 384 ученика. Поделите это число на 51. Получится, что в среднем в каждой школе училось чуть больше семи детей. А педагогов там работало 180 человек, на каждого из которых в среднем приходилось чуть больше двух учеников. Разве разумным было оставлять все, как и прежде? Разве оправданы были большие траты бюджета на такие школы? Конечно, нет. Что же касается дальнейшей судьбы учителей, то мы никого не бросаем на произвол судьбы. Из 180 человек – 46 пенсионеры. 97 педагогов мы трудоустроили. Остальным была предложена переподготовка, повышение квалификации, но они выбрали иной путь, связали дальнейшую жизнь с другими сферами деятельности. И педагоги, которые высвободятся в результате реструктуризации в этом году, без нашего внимания тоже не останутся» [15].

Важным направлением работы комитета образования и науки Курской области стала деятельность в условиях сокращения сети учебных заведений по развитию и совершенствованию программы «Школьный автобус». В 2010 г. в регионе для подвоза детей из сёл и деревень, где перестали действовать школы и филиалы, к местам обучения и обратно имелось 114 автобусов. В 2011 г. к имевшемуся парку добавили ещё 39 автобусов [Там же].

Учитывая то, что ст. 31 Закона «Об образовании» относила вопросы ликвидации муниципальных общеобразовательных школ к компетенции местного самоуправления, комитет образования и науки региона в работе по оптимизации тесно сотрудничал с руководством муниципальных районов и местным населением. В результате делового взаимодействия, учёта мнения сходов граждан территорий,   обслуживаемых   школами,   в 2013 г. в Фатежском районе не были закрыты Крамская и Алисовская основные общеобразовательные школы [17]. Вместе с тем в соответствии с планами оптимизации в 2013 г. в ходе реструктуризации 38 общеобразовательных школ было ликвидировано 11 школ и 11 филиалов, реорганизовано 16 школ [18, c. 37]. Наиболее активно эта работа по реструктуризации проводилась в Беловском, Глушковском, Дмитриевском, Конышевском, Курском, Солнцевском, Советском, Фатежском и Хомутовском районах [19, c. 14–17].

Работа по реструктуризации общеобразовательных школ поддерживалась и сопровождалась совершенствованием работы школьных автобусов. За период с 2006 по 2012 г. их число увеличилось до 223 единиц. Они ежедневно перевозили 6600 обучающихся по 328 маршрутам. В 2013/2014 учебном году уже 266 школьных автобусов перевозили к месту учёбы и обратно более 7600 обучающихся [20].

Вышеизложенный материал показывает, что государственные и муниципальные органы власти системно создавали условия для решения основной проблемы – повышения качества обучения и воспитания детей, проживавших в сельской местности. Закрытие малокомплектных сельских школ, перевод учащихся в базовые учебные заведения позволял высвобождающиеся средства расходовать на совершенствование учебнометодической базы и кадрового потенциала. В области в 2014 г. работало 178 базовых школ и 82 филиала [19, c. 23; 21]. В 150 базовых школах все кабинеты были оснащены современной техникой, мультимедийным оборудованием, сделан капитальный ремонт в 40 сельских школах, текущий – в 10, энергосберегающие технологии – в 16 сельских школах [22]. Все сельские школы Курской области обеспечены доступом к образовательным ресурсам сети Интернет.

Анализ разноплановых источников показывает, что в Курской области в начале XXI в. оптимизация сельских общеобразовательных школ как комплексная система, последовательно претворяемая в жизнь, начала давать позитивные результаты. К примеру, в период с 2008 по 2013 г. численность выпускников сельских школ, поступивших в высшие учебные заведения, выросла с 30% до 43% [17, c. 47]. Следовательно, оптимизация стала не только действенной формой повышения доступности высшего образования для сельской молодёжи Курской области, но и в целом ускоряла адаптацию сельского населения к новой рыночной повседневности.

Список литературы

  1. Распутин В. «Без деревни мы осиротеем» // Курская правда. – 13 июля.
  2. Сводный статежегодник Курской области. 1990, 1995–1999 гг.: стат. сб. / Курский областной комитет государственной статистики. – Курск, – 518 с.
  3. Статистический ежегодник Курской области. 2014: стат. сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Курской области. – Курск, 2014. – 445 с.
  4. Согачёв В. Выбираю деревню на жительство // Курская правда. – – 11 нояб.
  5. Белунова А. Чего не хватает миллионеру? // Курская правда. –    – 20 дек.
  6. Народное хозяйство Курской области в 1986 г.: стат. сб. / Управление статистики Курской области. – Курск, 1986. – 131 с.
  7. Сельское хозяйство Курской области. 1997: стат. сб. / Курский областной комитет государственной статистики. – Курск, 1997. – 185 с.
  8. Сельское хозяйство Курской области (1997–2001): стат. сб. / Курский областной комитет государственной статистики. – Курск, 2002. – 206 с.
  9. Екимов Б. П. Прощание с колхозом // Новый мир. – 2005. – №6. – С. 148.
  10. Эпштейн Д. Рыночный фундаментализм и аграрная политика в России // АПК: экономика, управление. – 2010. – №7. – С. 47–54.
  11. Об образовании в Курской области: закон Курской области от 17 февр. 2000 г. № 13-ЗКО: [принят Курской областной Думой 2 февр. 2000 г.] // Курская правда. – 2001. – 18 февр.
  12. Александрова О. Кореневские школьники будут учиться в замке, а малышне подарили «Ягодку» // Курская правда. – 2005. – 23 авг.
  13. Ларина Н. Двести лет на ниве образования. Чему учат детей в российских сельских школах // Аргументы недели. – 2013. – 11 июля.
  14. Сельское хозяйство Курской области: стат. сб. (2006– 2010 гг.) / Территориальный орган государственной статистики по Курской области. – Курск, 2011. – 197 с.
  15. Растёт зарплата, растёт престиж // Курская правда. – 2011. – 26 апр.
  1. ТА КОиНКО (Текущий арх. комитета образования и науки Курской обл.). Папка № Отчёты, Информация. Справки. 2006–2012 гг. – 547 с.
  2. О ЕГЭ, и не только. «Прямая линия» с председателем комитета образования и науки Курской области А. Н. Худиным //  Курская  правда.   –     12 июля.
  3. ТА КОиНКО. Папка № Перспективное планирование. Сельские школы. 2004–2013 гг. – 289 с.
  4. ТА КОиНКО. Папка № Оптимизации школьной сети. Информация. Отчёты. 2013 г. – 315 с.
  1. Милостная Р. 35 автобусов – в сельские школы // Курская правда. – 2013. – 20 авг.
  2. Моргунов Ю. Урок на будущее // Курская правда. – 20 – 5 сент.
  3. Оптимизм оптимизации // Курская правда. – 2013. – 28 мая.

Получено 29.12.16

  1. E. M. Blednova, Applicant, Kursk State University (e-mail: kbcbxrf046@mail.ru)
  2. Tretyakov, Doctor of Historical Sciences, Professor, Kursk State University (e-mail: dr_tretiyakov@mail.ru)

PERFECTION OF CONDITIONS OF EDUCATION QUALITY INCREASE IN RURAL SCHOOLS OF KURSK REGION AT THE BEGINNING OF XXI CENTURY

The article deals with one of the main problems of evolution of the post-Soviet village – development of the rural school providing general education in market daily life. Under conditions of radical agrarian reforms at the end of XX – beginning of XXI centuries financial and economical basis of development of schools providing general education in rural settlements underwent radical changes. In market conditions state municipal system of financing has changed, on the basis of collective and state farms new forms of management of different patterns of ownership arose, which reduced severely the sources of financing of rural schools. At the same time reduction of the number of rural settlements, demography problems brought up the question about effectiveness of school activities, preservation of village and ensuring equal accessibility of rural schoolchildren to modern high-quality education as the basis of successful socialization.

The article says that the new daily a significant factor in the preservation of the village, the transformation of the vital pillars of the population and especially the socialization of young people is the state regional policy in the sphere of education, development and modernization of schools in rural areas of the region.

In the article on the basis of primary source material the system of activities of the state municipal organs of power in order to create conditions which raise the quality of instruction and upbringing in rural schools providing general education is revealed. The system of modernization arrangements was called optimization. It includes creation of the mixed mechanism of financing, system and network of educational institutions adequate to new reality, modern educational and material base, stabilization of pedagogical staff, realization of the regional programme “School bus”.

The article presents a comprehensive analysis of a number of sources, which shows that the power structure of the region in a difficult socio-economic conditions right, set the direction and mechanism of improvement of rural schools. Special attention is drawn to the fact that the decline in enrolment in rural secondary schools was not determined by the decrease in the number of educational institutions, because it depended on a whole complex of socioeconomic and domestic problems in rural areas and primarily from the General decrease in the number of rural residents by reducing the total number of rural settlements.

Key words: Conditions,  quality of education, rural school providing general education, network, system, optimization, school bus.

References

  1. Rasputin «Bez derevni my osiroteem» // Kurskaya pravda. – 2005. – 13 iyulya.
  2. Svodnyj statezhegodnik Kurskoj o 1990, 1995–1999 gg.: stat. sb. / Kurskij oblastnoj komitet gosudarstvennoj statistiki. – Kursk, 2000. – 518 s.
  3. Statisticheskij ezhegodnik Kurskoj oblasti. 2014: sb. / Territorial’nyj organ Federal’noj sluzhby gosudarstvennoj statistiki po Kurskoj oblasti. – Kursk, 2014.  – 445 s.
  4. Sogachyov Vybirayu derevnyu na zhitel’stvo // Kurskaya pravda. – 2016. – 11 noyab.
  5. Belunova Chego ne hvataet millioneru? // Kurskaya pravda. –  2006.  – 20 dek.
  6. Narodnoe hozyajstvo Kurskoj oblasti v 1986 g.: sb. / Upravlenie statistiki Kurskoj oblasti. – Kursk, 1986. – 131 s.
  7. Sel’skoe hozyajstvo Kurskoj 1997: stat. sb. / Kurskij oblastnoj komitet gosudarstvennoj statistiki. – Kursk, 1997. – 185 s.
  8. Sel’skoe hozyajstvo Kurskoj oblasti (1997–2001): sb. / Kurskij oblastnoj komitet gosudarstvennoj statistiki. – Kursk, 2002. – 206 s.
  9. Ekimov B. Proshchanie s kolhozom // Novyj mir. – 2005. – N 6. – S. 148.
  10. Ehpshtejn Rynochnyj fundamentalizm i agrarnaya politika v Rossii // APK: ehkonomika, upravlenie. –  2010.  – N 7. – S. 47–54.
  11. Ob obrazovanii v Kurskoj oblasti: zakon Kurskoj oblasti ot 17 fe 2000 g. N 13-ZKO: [prinyat Kurskoj oblastnoj Dumoj 2 fevr. 2000 g.] // Kurskaya pravda. – 2001. – 18 fevr.
  12. Aleksandrova Korenevskie shkol’niki budut uchit’sya v zamke, a malyshne   podarili   «Yagodku»   //   Kurskaya pravda. – 2005. – 23 avg.
  13. Larina N. Dvesti let na nive obrazovaniya. Chemu uchat detej v rossijskih sel’skih shkolah // Argumenty nede – 2013. – 11 iyulya.
  14. Sel’skoe hozyajstvo Kurskoj oblasti: sb. (2006–2010 gg.) / Territorial’nyj organ gosudarstvennoj statistiki po Kurskoj oblasti. – Kursk, 2011. – 197 s.
  15. Rastyot zarplata, rastyot prestizh // Kurskaya pravda. – 2011. – 26 apr.
  16. TA KOiNKO (Tekushchij a komiteta obrazovaniya i nauki Kurskoj obl.). Papka N 7. Otchyoty, Informaciya. Spravki. 2006–2012 gg. – 547 s.
  17. O EGEH, i ne tol’ «Pryamaya liniya» s predsedatelem komiteta obrazovaniya i nauki Kurskoj oblasti A. N. Hudinym // Kurskaya pravda. – 2011. – 12 iyulya.
  18. TA KOiNKO.  Papka  N    Perspektivnoe   planirovanie.   Sel’skie   shkoly. 2004–2013 gg. – 289 s.
  19. TA KOiNKO.  Papka  N    Optimizacii      shkol’noj      seti.      Informaciya. Otchyoty. 2013 g. – 315 s.
  20. Milostnaya 35 avtobusov – v sel’skie shkoly // Kurskaya pravda. – 2013. – 20 avg.
  21. Morgunov Urok na budushchee// Kurskaya pravda. – 2013. – 5 sent.
  22. Optimizm optimizacii // Kurskaya pravda. – 2013. – 28 maya.

 

Источник: https://swsu.ru/izvestiya/serieshistory/history_pravo/1_2017.pdf

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *